«алкогольный угар»: средний татарстанец пьет в 90 раз больше, чем житель чечни

Алан-э-Дейл       21.08.2022 г.

Где купить и стоит ли?

Акции российской «Абрау-Дюрсо» размещены на Московской бирже — их можно купить через любого брокера. Через Тинькофф Банк, например, можно купить коллекцию «18+», в которую входят акции шести компаний, занимающихся казино, производством сигарет и алкоголя. Брокеры, имеющие доступ на Санкт-Петербургскую биржу, позволяют приобрести акции из набора по отдельности. Некоторые российские или зарубежные брокеры предоставляют и доступ на иностранные биржи.  

По словам начальника отдела экспертов по фондовому рынку «БКС Брокер» Василия Карпунина, при выборе акций для покупки необходимо проводить обыкновенный анализ финансовых показателей эмитента вкупе с оценкой дальнейших перспектив развития в рамках сектора на рынках присутствия, а также всей отрасли в целом. «Доля акций в портфеле может быть любой. Это частный случай каждого отдельного инвестора, зависящий от его личного торгового профиля и принципов риск-менеджмента. Единой рекомендации тут быть не может», — поясняет он. 

«Если вы не имеете моральных предубеждений в отношении так называемых «греховных» акций, то вполне можете включить их в свой портфель. Но несмотря на кажущуюся сверхприбыльность данного бизнеса, инвестирование в такие акции требует таких же навыков, как вложение в бумаги нефтепроизводителей, чипмейкеров или банковского сектора. Их доля в портфеле не должна превышать 15–20%», — советует аналитик ГК «Финам» Сергей Дроздов.   

По словам ведущего аналитика «Открытие Брокер» по международным рынкам Алексея Корнилова, есть мнение, что иногда «греховные» компании могут быть более интересны для инвестирования по сравнению с социально ответственными компаниями: например, можно предположить, что в период кризиса употребление алкоголя или сигарет увеличивается. Но исследования на эту тему не дают однозначного подтверждения их относительной привлекательности. Для защиты портфеля от кризисных явлений обычно используют другие способы: например, ротацию в менее цикличные секторы (здравоохранение, сектор потребительских товаров первой необходимости или коммунальный сектор) или в менее рискованный класс активов (из акций в облигации). 

При написании этого материала Сравни.ру не сотрудничал ни с одной из указанных компаний. Статья не является инвестиционной рекомендацией и наносит только информационный характер. 

Справочная информация

ДокументыЗаконыИзвещенияУтверждения документовДоговораЗапросы предложенийТехнические заданияПланы развитияДокументоведениеАналитикаМероприятияКонкурсыИтогиАдминистрации городовПриказыКонтрактыВыполнение работПротоколы рассмотрения заявокАукционыПроектыПротоколыБюджетные организацииМуниципалитетыРайоныОбразованияПрограммыОтчетыпо упоминаниямДокументная базаЦенные бумагиПоложенияФинансовые документыПостановленияРубрикатор по темамФинансыгорода Российской Федерациирегионыпо точным датамРегламентыТерминыНаучная терминологияФинансоваяЭкономическаяВремяДаты2015 год2016 годДокументы в финансовой сферев инвестиционной

В тени

Несмотря на ужесточение контроля и во многом благодаря росту цен в России идет заметный рост теневого оборота. Доля незаконной продукции достигла половины рынка. Получается, что война государства с контрафактом проиграна, несмотря на сплошные ужесточения. В итоге снижается конкурентоспособность и рентабельность легальных игроков, бюджет теряет ощутимые доходы. «От снижения законодательной нагрузки будет только плюс и для общества, и для государства за счет выхода из тени и собираемости платежей», – считает директор Института проблем правового регулирования ВШЭ Анна Дупан.

В недавнем отчете Европейского управления по охране интеллектуальной собственности указаны общемировые потери предприятий из-за нелегального оборота алкоголя: 1,3 млрд евро в год. Это лишь 3,3 % от всего объема. На таком фоне российская статистика удручает: только за первый квартал текущего года, по данным Федеральной службы по регулированию алкогольного рынка, изъято 5 млн литров незаконно произведенной спиртосодержащей продукции, в том числе весьма опасных суррогатов.

По словам Игоря Косарева, доходность производства водки столь высока, что ее стали делать кто попало. «С 2014 года мы строим плотину на пути мутного потока, – говорит он. – Поправками в УК РФ введена конфискация имущества, полученного за незаконное производство и оборот спирта. Предусмотрена и конфискации транспортных средств. Скоро будет введен
ЕГАИС
для медицинских спиртов, появятся ограничения на ввоз крепких напитков физическими лицами».

В целом система ЕГАИС введена, мягко говоря, не вчера, но и сейчас порядка 18 % магазинов работают нелегально, без ЕГАИС. Зато теперь это четко видно и понятно, как бороться. «Большая часть регионов пускают оборот алкоголя на самотек, на откуп крупным компаниям из других субъектов Федерации, – заключает Игорь Косарев. – Но в близком будущем распределение акцизных сборов будет изменено в пользу регионов, и у них появится стимул навести порядок для легальной продукции. Необходимо ввести маркировку бутылок – так, чтобы их не могли использовать нелегалы. А сейчас 17 из 35 соответствующих стеклозаводов работают для них».

Кто в плюсе?

Наибольший рост стоимости бумаг показала компания Melco Resorts & Entertainment, которая держит казино, отели и торговые центры в Азии. Её акции принесли владельцам 81,27% за три года. 

В выборку попала одна компания из России — производитель игристых вин «Абрау-Дюрсо». Цена её акций выросла на 72,89%. Ещё компания последние два года платит дивиденды в районе 2%. Также можно купить акции крупнейшего производителя алкоголя в России «Белуга Групп». Они появились на бирже в июле 2018 года. Их стоимость за это время снизилась с 690 до 498 ₽. 

Больше 65% за три года можно было заработать на росте акций Rick’s Cabaret International Inc., в активе которой ночные клубы с кабаре, стриптизом и боями. 

Стоит отметить рост стоимости акций компаний, законно занимающихся производством, переработкой или продажей марихуаны. Такие есть в США и Канаде, где в ряде штатов вещество легализовано. Например, акции американской Medical Marijuana выросли на 25%. 

Дело вкуса

В год на россиянина приходится 8 литров абсолютного алкоголя, из которых 4 литра – на крепкие напитки, еще 3 условных литра – на пиво и лишь литр достается вину, такую статистику приводит Леонид Попович, президент Союза виноградарей и виноделов России. Такой тип потребления можно назвать пиво-водочным, причем ярко выраженным, мягко говоря, не самым щадящим здоровье.

Игроки рынка не спешат участвовать в корректировке предпочтений покупателей и прививать культуру потребления других напитков. «Я бы оставил нынешнюю структуру потребления «пиво-водка» как есть, нечего гонять отрасли туда-сюда. Люди сами разберутся, что им пить», – считает Игорь Косарев, президент Союза производителей алкогольной продукции, вице-президент холдинга «Русский стандарт». Такого же мнения и Петр Шелищ, руководитель Союза потребителей России. В качестве довода он приводит естественные, климатические причины. В северном варианте люди предпочитают крепкие напитки. В южном – больше налегают на вино и пиво.

Впрочем, в некоторых соседних странах распределение между напитками несколько иное. Например, в соседней «северной» Польше за десять лет удалось изменить соотношение потребления крепких напитков к пиву и вину с 70:30 на ровно противоположное – 30:70. Это вопрос политической воли и, соответственно, акцизной и ценовой политики, упорной и убедительной промо-кампании.

В соседней Беларуси, по словам Игоря Самкина, директора Ассоциации рекламных организаций Беларуси, все похоже на старую польскую ситуацию с 70-процентной долей крепких напитков. Но пивоварение считается стратегической отраслью, ее курирует сам президент.

Россияне предпочитают крепость

Союз российских пивоваров приводит сравнительные данные по различным алкогольным напиткам. Итак, в первом полугодии 2017-го в РФ произведено 400,5 млн дал пива, что лишь на 0,8 % превышает аналогичный показатель 2016-го (и это после предыдущего весьма чувствительного падения). Производство водки за это время подскочило аж на 19,4 %.

За первые шесть месяцев 2017 года поступления от оборота пива (собственного производства и импортного) составили 72,9 млрд рублей – рост на 2,5 %. Это наименьший прирост в отрасли: общая сумма акцизных поступлений от всех алкогольных напитков за тот же период возросла на 14,9 % (вопреки кризисному состоянию). При этом соответствующие платежи от крепкого алкоголя увеличились на 23,2 %, а от вина сразу на 52,0 %.

Ставки акцизов увеличились с 1 января 2017 года следующим образом; на пиво – плюс 5,0 %, на крепкий алкоголь –  4,6 %, на тихие вина – 11,1 %, на игристые – 3,8 %. Таким образом, доля пива в общей сумме акцизных поступлений снизилась за рассматриваемый период на 4,8 % и составила 40,2 %, доля крепкого алкоголя достигла 53,4 %, на вино приходится остаток в 4,8 % (при том, что его доля выросла на 1,2 %).

Водка нижнего ценового сегмента (цена за бутылку ниже 250 руб.) занимает около 90 % продаж. Это уже подсчеты компании Nielsen. Марина Лапенкова, эксперт по ритейлу и аудиту Nielsen, отмечает, что по данным за июнь 2016 – май 2017 года в низкоценовом сегменте лидируют следующие бренды: «Беленькая» (Beluga group с долей 6 % в денежном и 5 % в натуральном выражении), «Русская валюта» («Татспиртпром», 4 % и 5 % соответственно), «Добрый медведь» («Статус-групп», 3 % и 4 %). В верхней десятке общедоступных брендов также держатся «5 озер», «Хортица», «Государев заказ», «Праздничная», «Зеленая марка», «Талка», «Калина красная».

По словам  Игоря Косарева, водка в общем объеме крепких напитков занимает 90 %, при этом себестоимость хорошего спирта от плохого отличается в три раза. Сейчас, по его данным, регионы водочного производства получают 40 % в общем объеме налогообложения. В основном это семь регионов, обеспечивающих конкурентные цены для сетей. Многообещающим направлением в алкогольном ритейле могут стать интернет-продажи. По мнению Игоря Косарева, они могут составить 7-8% от всего оборота алкогольных напитков, то есть, набрать среднемировой уровень. «Тогда и с ритейлерами можно будет вести более равноправные переговоры», – заключает он. Ведь появятся новые продавцы, специализирующиеся на интернете и онлайновая розница самих поставщиков.

Бизнес – за раздельное регулирование

В мире существуют три типа государственного регулирования в данной сфере. Жесткое – как в Норвегии и Финляндии, в которых сохранилась госмонополия

Там алкогольная отрасль не является базовой, то есть важной для экономики. Франция и Германия – наоборот примеры облегченного регулирования в странах, где эта отрасль имеет серьезный удельный вес.

А есть третья группа – страны умеренного регулирования – в нее и входит Россия. У нас задача сохранить отрасль на плаву и оптимизировать структуру потребления, с учетом не слишком щадящих здоровье традиций.

Сегодня наблюдается масса различий в трактовках тех или иных положений основополагающего 171-ФЗ, принятого еще в 1995 году. Давным-давно назрела привязка регулирования к крепости напитков, как это сделано во многих странах.

Мнение многочисленных практиков отразил на последнем Алкогольном форуме Игорь Ханский, председатель правления Ассоциации «Объединение участников пивобезалкогольного рынка»: «Мы считаем, что сегодня основной для нас 171-й закон стал практически не читаем. С момента принятия в него внесено множество поправок, включений и исключений. Бизнесу очень сложно работать с таким законом, особенно малым предприятиям».

В свою очередь Андрей Губка полагает, что было бы гораздо проще адаптироваться к кризису и регуляторным изменениям, если бы последние были более предсказуемы, логичны, а значит, принимались после тщательных обсуждений с практиками рынка.

По мнению Леонида Поповича, все общественные организации алкогольной отрасли понимают необходимость раздельного регулирования, но решения принимают госорганы, а там не у всех есть желание усложнять себе жизнь отдельным подходом к каждому напитку. «Мы мечтаем вернуться к тому состоянию отрасли, которое было в СССР, – говорит он. – Это означало бы и возвращение на 3-4 место в мире по виноделию, что вполне справедливо с учетом природных условий и рабочих навыков. Если хотим хоть как-то двигаться к этому, необходимо раздельное регулирование, учитывающее, что в виноделии длинный цикл, стартующий со сложного и трудоемкого выращивания винограда. К тому же во всех винодельческих странах законы защищают внутренний рынок от чрезмерного импорта, а российский – нараспашку».

В настоящее время в целях подавления нелегалов и оптимального развития всех сегментов с учетом их специфики продолжается разработка законопроекта о раздельном регулировании оборота крепких напитков, вина и пива. «В итоге, – подчеркивает Анна Дупан, – от модернизации Федерального закона № 171 выиграют все отрасли и сам регулятор. Правовые институты ВШЭ в партнерстве с Союзом российских пивоваров выступают основным двигателем в продвижении к новому законодательному проекту. При этом предложения пивоваров наиболее подготовлены. Призываю виноделов и производителей крепких напитков активизироваться, объединив усилия с пивоварами в рамках профильной рабочей группы на площадке Минэка. При разработке законопроекта мы взяли за образец Налоговый кодекс. Там есть общая часть, касающаяся всех налогоплательщиков, и часть с главами по каждому виду налогов. В ныне действующем 171-ФЗ такой структуры нет».

Раздельное регулирование, простое и понятное, позволит снизить административную нагрузку на производителей, что повысит их прозрачность и собираемость акцизов. Сегодняшний же курс на механическое ужесточение, как ни парадоксально, выгоден нелегалам и недобросовестным чиновникам. Все отраслевое сообщество убеждено в необходимости раздельного регулирования по напиткам разной крепости с соответствующим кодифицированием по всем группам.

Оптимально сделать общую часть для всех и отдельные разделы по группам напитков. Проблема в том, что при этом одни получат ужесточения, а другие послабления, а потому есть определенная настороженность друг к другу по этим вопросам. Но это единственно разумный и справедливый подход с ясными правилами алкогольной игры. Это огромная работа, где  каждая отрасль разрабатывает и обосновывает свои предложения. Их обобщением, структуризацией и юридической оптимизацией занимаются в ВШЭ.

Помимо того необходима определенная «миротворческая» согласительная деятельность, дабы все участники алкогольного рынка оперативно выступили полностью единым фронтом. Ведь им еще с чиновниками работать по весьма деликатному, если не сказать скользкому вопросу наполнения просевшего бюджета.

В статье использовались материалы форума «Алкогольный рынок: от запретов к развитию».

Как изменить структуру алкопотребления?

Каковы же допустимые размеры «зеленого змия» для россиян, и можно ли поменять столь вредоносную структуру потребления? Александр Немцов, руководитель отдела информатики НИИ психиатрии Минздрава РФ оценивает ежегодную смертность по причине алкогольной зависимости в 300 тыс. человек. При этом в 90-х, когда царствовал голландский спирт Royal (его приверженцы предлагали друг другу не просто выпить, а «ударить по клавишам»), эта скорбная цифра достигала 700 тыс.

Последние три года, по словам Александра Немцова, мы уже не на самом-самом верху по потреблению среди схожих стран, но по смертности по-прежнему лидируем. И это за счет «перекошенного» потребления и доступности нелегального алкоголя. Давно уже перезрела необходимость перенести упор с крепких на слабые напитки. Но помимо привычек населения и несовершенства госрегулирования проблема и в том, что виноделы чисто технически не смогут обеспечить гипотетический перелом. Однако реален прогресс в «оздоровлении» за счет пива.

Петр Шелищ согласен с тем, что именно северный тип алкопотребления с упором на крепкие напитки дает высокую смертность и уровень алкоголизации общества. «Минздрав молчит по этому поводу, просто призывает меньше пить, только этого же не произойдет, – продолжает он. – А ведь есть цель и потребление минимизировать, и бизнес сохранить, в том числе в интересах бюджета и занятости. У нас смертность подскочила в 90-е годы именно с бумом оборота спирта и водки, а потребление вина вообще не росло до 2000 года. Только в 2012-м смертность начала падать».

При изменении структуры потребления в сторону меньших рисков фискальным органам придется учесть и экономику: грамм водки обходится вдвое дешевле грамма пива и втрое дешевле грамма вина.

Однако запретительные практики, как подчеркивает Юрий Юдич, исполнительный директор аналитической группы «Алкоэксперт», не очень-то меняют структуру потребления. Запреты разбиваются об нелегалов с разорением легальных бизнесов. «Выход в наращивании экспорта, если вернем ушедшее качество, – говорит он. – Тогда и отрасль, и здоровье сохраним. Гнать вместо нефти – водку!».

Екатерина Рогачева в качестве возможных целей развития привела следующую мировую статистику потребления алкоголя. В среднем по миру оно стагнирует и даже уменьшается, в структуре оборота 11 % занимают крепкие напитки, 10 % вино и весь обильный остаток приходится на пиво. По прогнозам, алкопотребление в развитых странах будет падать, в развивающихся экономиках – увеличиваться, поскольку там растет средний класс.

В России выросли продажи водки — несмотря на рост цен на нее

В 2018 году объем продаж и потребления крепкого алкоголя (свыше 9% этилового спирта) вырос с 91,9 млн до почти 100 млн декалитров, или 1 млрд литров. За год продажи условной водки увеличились, таким образом, на 9%. Согласно данным американской компании Nielsen Media Research, в прошлом году вырос и объем продаж алкоголя в целом, за исключением водки, — но лишь на 5% (а в ценовом выражении — на 4,6%). Из-за высокой цены доля потребления алкоголя в денежном выражении снизилась с 20,2 до 20%.

Как утверждают в Центре исследований федерального и регионального рынков алкоголя (ЦИФРРА), средний класс тратит на алкоголь до 20% от всех расходов на повседневное потребление, что объясняется его высокой стоимостью: «В сравнении с уровнем зарплат в России она очень высока — к примеру, в пять раз выше, чем в Германии. Доля расходов западных потребителей на алкоголь в несколько раз ниже».

Предполагается, что в 2019 году цены на водку повысятся на 5—7% — цены на импортный алкоголь в этом году уже выросли примерно на 20% из-за повышения НДС, введения помарочного учета и роста расценок на логистику. Рост будет ощутим с начала марта — до этого со складов продают обычно прошлогодний товар.

Предполагается, что в 2019 году цены на водку повысятся на 5—7%. Фото khabkrai.ru

Татарстан — в числе пьющих регионов, а Кавказ справляется без градуса

За год россияне, похоже, стали чаще «тянуться к бутылке». Такой вывод следует из показателя ЕГАИС по «продаже алкогольной продукции с объемной долей этилового спирта свыше 9%, за исключением пива, вин, фруктовых вин, игристых вин (шампанских), винных напитков, изготовляемых без добавления ректификованного этилового спирта, произведенного из пищевого сырья, и (или) спиртованных виноградного или иного фруктового сусла, и (или) винного дистиллята, и (или) фруктового дистиллята». Иначе говоря, слабоалкогольные напитки в эту категорию не входят.

В первом квартале 2018 года продажи крепкой алкогольной продукции составили 23,6 млн декалитров (декалитр равняется 10 литрам). Это сразу на 11,5% больше, чем за аналогичный период прошлого года — тогда показатель составлял лишь 21,2 млн декалитров. По итогам января—марта 2018 года, таким образом, на каждого жителя России приходится по 1,6 литра алкогольной продукции — или по 0,53 литра в месяц. Учитывая, что сюда входит абсолютно все население страны, включая детей, стариков и беременных женщин — показатель впечатляющий.

Больше всего алкоголя вполне ожидаемо продают в крупнейших регионах страны. Больше миллиона декалитров было продано в столичных регионах. В частности, в Москве показатель составил сразу 2,28 млн декалитров. На столицу приходится более 10% всего проданного в России алкоголя — населения там проживает все же меньше одной десятой, так что, очевидно, что Москва пьет достаточно крепко. В Московской области, занявшей второе место, показатель немногим меньше — 2,07 млн декалитров — это 8,8% проданного алкоголя, однако проживает там всего около 5% населения, так что тяга к спиртному в окрестностях столицы еще сильнее.

Третье место оказалось у Санкт-Петербурга — здесь показатель составил 1,07 млн декалитров, или чуть меньше 5% всего алкоголя в стране — покупают алкоголь здесь в процентном отношении даже чаще, чем в Москве. В пятерку регионов по продаже алкоголя вошли также Татарстан и Свердловская область, однако тут показатели — меньше миллиона декалитров: соответственно 831 и 784 тысячи. В десятку входят еще три региона Приволжского федерального округа — Башкортостан с 690 тысячами декалитров, Нижегородская область с 580 тысячами и Пермский край с 482 тысячами декалитров. Помимо этого, в топ-10 — Краснодарский край (609 тысяч) и Челябинская область (489 тысяч).

Замыкают список регионов по продажам алкоголя небольшие регионы Северного Кавказа — очевидно, что дело тут как в численности населения, так и в целом в слабой популярности алкоголя (хочется верить, что причина именно в этом, а не в обилии алкоголя, проходящего «мимо» ЕГАИС). В пятерку регионов с наименьшими продажами входят исключительно национальные республики — в каждой из них за первые три месяца было продано менее 14 тысяч декалитров алкоголя, то есть меньше 0,05% от проданного в стране. В списке этих регионов — Карачаево-Черкесия с 13,8 тысячи, Тыва с 12,9 тысячи, Северная Осетия с 7,8 тысячи, Ингушетия с 4,1 тысячи и Чечня с 1,4 тысячи декалитров.

Доля контрафакта на рынке по-прежнему высока

Получается, однако, что, несмотря на высокую стоимость крепкого алкоголя, его продажи выросли почти в два раза больше, чем алкоголя вообще. Росалкогольрегулирование сразу связало рост продаж алкоголя с эффективной работой системы учета производства и оборота алкогольной продукции ЕГАИС, а также с ростом числа магазинов у дома.

Пожалуй, только усилением контроля на рынке и вытеснением контрафактного алкоголя можно объяснить рост продаж водки на фоне роста ее же цены. В противном случае речь придется вести о росте алкоголизма. Минздрав РФ, впрочем, утверждает, что объем потребляемого алкоголя на душу населения сократился в России с 2006 по 2018 год на 40% — однако заметим, что, согласно данным аналитической службы «Реального времени», в прошлом году он, напротив, вырос: с 6,2 литра на человека в год до 6,8 литра.

Кроме того, в Минздраве РФ не учитывают объемы употребления контрафактного алкоголя. Мнения экспертов об эффективности той же системы ЕГАИС, а значит и о доле контрафактного алкоголя на рынке РФ, которую не учитывает официальная статистика, разнятся.

Так, по мнению председателя комитета палаты по бюджету и финансовым рынкам Совета Федерации Сергея Рябухина, водки к началу 2018 года продавалось на сумму вдвое большую, чем официально было произведено (то есть в действительности нужно говорить о 200 млн декалитров проданного алкоголя, из которых 100 млн — паленая водка).

По данным же руководителя федерального проекта «Трезвая Россия» Султана Хамзаева, доля контрафакта на российском рынке вообще составляет 70% (см. фанфурики, «боярышник» и проч.). Тогда как в том же Минздраве РФ еще год назад утверждали, что она может составлять 30%.

Напомним, что в декабре прошлого года контрафактное спиртное сотрудники ФСБ, налоговой инспекции и Росалкогольрегулирования нашли даже на складах крупнейшего алкоретейлера РФ — сети «Красное и Белое» (поводом для обысков стало возможное уклонение от уплаты налогов на 2 млрд рублей).

На рынок давит и внедрение с начала 2019 года ЕГАИС 3.0, которая должна перевести алкогольный рынок на поштучный учет продукции: отслеживание движения каждой единицы алкоголя от момента производства (или ввоза) до продажи конечному потребителю или другого выбытия, например списания. Каждой бутылке алкоголя отныне присваивается уникальный цифровой идентификатор (ЦИ), который содержится в штрихкоде акцизной или федеральной специальной марки, наклеенной на бутылку. Все электронные документы по движению продукции, которые отражаются в ЕГАИС, должны содержать ЦИ, что позволит узнать, где находится каждая учтенная бутылка и была ли она продана.

Штрафы за непереход на ЕГАИС 3.0 и ужесточившийся контроль привели к тому, что в феврале Ассоциация компаний розничной торговли забила тревогу: ретейлеры опасаются, что лицензии на продажу алкоголя будут приостанавливать в массовом порядке — с десяток подобных случаев уже было зафиксировано в 2019 году.

Бизнес и финансы

БанкиБогатство и благосостояниеКоррупция(Преступность)МаркетингМенеджментИнвестицииЦенные бумагиУправлениеОткрытые акционерные обществаПроектыДокументыЦенные бумаги — контрольЦенные бумаги — оценкиОблигацииДолгиВалютаНедвижимость(Аренда)ПрофессииРаботаТорговляУслугиФинансыСтрахованиеБюджетФинансовые услугиКредитыКомпанииГосударственные предприятияЭкономикаМакроэкономикаМикроэкономикаНалогиАудитМеталлургияНефтьСельское хозяйствоЭнергетикаАрхитектураИнтерьерПолы и перекрытияПроцесс строительстваСтроительные материалыТеплоизоляцияЭкстерьерОрганизация и управление производством

Гость форума
От: admin

Эта тема закрыта для публикации ответов.